Искусство обмана



         

Рассказ Кевина - часть 11


Правительство не могло себе позволить проиграть дело Митника. Мир наблюдал.

Я уверен, что суд купился на страх, созданный медиа, так как многие этичные журналисты брали «факты» из уважаемой Нью?Йорк Таймс. Очевидно миф, созданный медиа, также испугал правоохранительных чиновников. В конфиденциальном документе, попавшем к моему адвокату, говорилось, что Служба Маршаллов США выпустила предупреждение ко всем правоохранительным агентам не показывать никаких личных данных обо мне; в противном случае они могут обнаружить, что их жизни электронно разрушены. Наша Конституция требует, чтобы до слушания обвиняемый считался невиновным, таким образом предоставляя всем гражданам право на слушание залога, на котором обвиняемый имеет возможность быть представленным жюри, предоставить доказательства и подвергнуть свидетелей перекрёстному допросу. Невероятно, что правительство смогло обойти эту защиту, основываясь на ложной истерии, распущенной безответственными репортёрами вроде Джона Маркова. Без прецедента меня содержали в тюрьме как человека, задержанного до суда или приговорённого более чем к 4 с половиной годам заключения. Отказ судьи в слушании моего залога был полностью одобрен в Верховном Суде США. В конце концов, моя команда защиты посоветовала мне установить другой прецедент: я был первым федеральным задержанным в истории США, которому было отказано в слушании залога. По крайней мере, в этом случае федеральные обвинители не смогут утверждать, что я мог начать ядерную войну, просвистев в трубку таксофона, как делали другие федеральные обвинители в более ранних делах. Наиболее серьёзные обвинения были в том, что я скопировал находящийся в частной собственности исходный код для различных сотовых телефонных трубок и популярных операционных систем. Ещё, обвинители публично заявили, что я причинил некоторым компаниям суммарные потери более $300 млн. Детали о количестве потерь всё ещё находятся под охраной суда, возможно чтобы защитить вовлечённые компании; однако, моя группа защиты уверена, что запрос обвинителей о защите информации был произведён, чтобы прикрыть их грубое участие в моём деле.


Содержание  Назад  Вперед