Искусство обмана



         

Рассказ Кевина - часть 10


Фактические потери компаний от моей хакерской деятельности составляли стоимость телефонных звонков, которые я делал за их счёт, деньги, затраченные компаниями, чтобы закрыть уязвимости в безопасности, и в некоторых случаях, может быть, стоимость переустановки систем и приложений компаний из страха, что я мог модифицировать софт, чтобы использовать его для получения доступа в будущем. Эти компании оставались бы уязвимыми к более худшим взломам, если бы моя деятельность не предупредила о слабых местах в линии их защиты. Хотя я причинил некоторые потери, мои действия и намерения не были злонамеренны… и Джон Марков изменил всемирное восприятие опасности, которую я представлял. Власть одного неэтичного репортёра из такой влиятельной газеты, пишущего лживую и дискредитирующую историю о ком угодно, может коснуться каждого из нас. Следующей целью можете быть вы.

После моего ареста меня перевезли в Окружную Тюрьму в Смитфилде в Северной Каролине, где приказом Службы Маршаллов США меня разместили в «the hole» – одиночной камере. Втечение недели федеральные обвинители и мой адвокат пришли к соглашению, от которого я не мог отказаться. Меня могли выпустить из одиночки при условии, что я откажусь от фундаментальных прав и соглашусь со следующим: а) никакого слушания залога; b) никакого предварительного слушания; и с) никаких телефонных звонков, кроме звонков моему адвокату и двум членам семьи. Подпись и я мог выйти из камеры. Я подписался.

Федеральные обвинители стояли за каждой злой шуткой, описанной в книге, пока я не вышел на свободу почти через 5 лет. Меня периодически заставляли отказаться от своих прав. Но ведь это было дело Кевина Митника: здесь нет правил. Никакого уважения к конституционным правам обвиняемого. Моё дело основывалось не на правосудии, а на стремлении правительства победить любой ценой. Обвинители представили суду значительно раздутые заявления об ущербе и угрозе, которую я представлял. Медиа повсюду разнесли цитирование этих утверждений, так что обвинителям было уже поздно отступать.


Содержание  Назад  Вперед